?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Screenshot_45

Заявленной целью Четвертого Крестового похода было освобождение Иерусалима. Крестоносцев, однако, понесло совсем в другую степь. Вместо освобождения Иерусалима получилось разграбление Константинополя. В результате люди, которые должны были покончить с мусульманским господством в Святой Земле, покончили с Византийской Империей.

Что произошло?

Это история о том, как благословленное Папой мероприятие превратилась в коммерческую кампанию Венецианской республики. Крестовый поход, целью которого было спасение Иерусалима от мусульман, сделался актом террора против христиан. Впрочем, обо всем по порядку. Главное причиной капитального изменения планов уже по ходу действия, стал, несомненно, упадок популярности самой идеи. И если в Третий крестовый поход собрались два короля, один Император и штук десять герцогов, то в случае с Четвертым это все была совершенно недоступная роскошь. Король Франции Филипп II Август на призыв Папы Иннокентия III вновь поднять оружие за свободу Святой Земли ответил вежливым отказом, сославшись на то, что в крестовом походе он уже участвовал. Германский Император Оттон IV также предложение из Рима отклонил, увидев в этом явный подвох и сочтя, что Папа желает удалить его из Европы, дабы ослабить Империю.

В итоге, самыми знатными предводителями крестоносного воинства оказались граф Фландрии Балдуин I и марграф Монферрата Бонифаций. Из 30 тысяч человек, которых планировалось привлечь для участия в походе, до Венеции, которая была местом сбора, добрались только лишь 12. И вот тут начались проблемы. Крестоносцы не сумели заплатить обещанную сумму за фрахт кораблей, которые должны были доставить их в Святую Землю. 95-летний дож Венеции Энрико Дандоло занял довольно жесткую позицию.

Он, во-первых, неожиданно заявил, что путешествие через Средиземное море будет стоить дороже, во-вторых, оставил крестоносцев запертыми на острове Лидо. То есть, воинство Балдуина и Бонифация на сам остров привезли даром, но, чтобы с этого острова уйти, нужно было заплатить. Иными словами, крестоносцы не могли даже по домам разойтись. В конце концов, вожди похода согласились на условия Дандоло. Хитрый дож решил использовать войско для решение торговых проблем Венеции. Проблем этих было две. Локальная: город Задар в Адриатике (современная Хорватия), глобальная: Византия — торговый конкурент Венеции на всем Средиземноморье. Сначала Дандоло предложил крестоносцам захватить Задар и получить отсрочку (то есть, дож не простил долг, он просто согласился подождать с оплатой). Затем условия изменились. Поддавшись то ли уговорам Дандоло, то ли жажде легкой наживы, крестоносцы согласились вмешаться во внутривизантийский политический конфликт. Они поддержали Императора Исаака Ангела, свергнутого его братом Алексеем, явились к стенам Константинополя и восстановили «законную власть».

Получив назад трон, Исаак отказался платить обещанные деньги и идти Венеции на торговые уступки. После этого крестоносцы захватили и разграбили город, убили массу христиан и, по сути, стерли Византий с мировой карты. Из ее обломков возникли две новых Империи. Латинская, образованная участниками похода (ее столицей был Константинополь, а первым Императором стал Балдуин Фландрский) и Никейская, собственно, правопреемница Византии. Ни о каком Иерусалиме речи уже, естественно, не шло. Папа Иннокентий дважды отлучал крестоносцев от церкви, но оба раза менял свое решение. Сперва он предал «защитников Гроба Господня» анафеме за захват Задара. Позже, однако, Папа счел этот шаг стратегическим маневром. Он простил крестоносцев с условием, что теперь они отплывут в Святую Землю. После Константинополя Папа вновь наложил интердикт, причем разом и на крестоносцев, и на их земли, и на Константинополь и даже на Венецию. Однако Иннокентий вновь пришлось изменить решение, когда крестоносцы поставили его перед фактом: власть католической церкви теперь распространится на Восток.

Могло ли быть иначе?
Могло, если бы сам поход собрал более престижный состав. Все-таки, короля Франции, нельзя запереть как ребенка на острове Лидо. К тому же, если бы Филипп, зачем-то, собрался бы снова в Святую Землю, он использовал бы свои собственные корабли и не просил бы о помощи Венецию. Германский Император, согласись он принять участие в походе, отправился бы в Иерусалим по суше, как делали это до него Фридрих Барбаросса (Третий крестовый поход) и Конрад III (Второй крестовый поход). А так само мероприятия с Фландрским графом в качестве лидера, изначально смотрелось убого.

Это как Олимпиада без игроков НХЛ или Оскар без кинозвезд. Другой момент, когда все могло измениться, имел место уже в Задаре. Через несколько дней после его захвата, между крестоносцами и венецианцами вспыхнул конфликт, который едва не перерос в полноценное побоище на руинах разоренного города. Оперативное вмешательство Балдуина и Дандоло свело этот кризис к нулю. Но вот какая история. Если бы крестоносцы перебили венецианцев, то на Константинополь они бы уже едва ли пошли. Не пошли бы, скорее всего, и на Иерусалим. Все-таки, перспектива обогащения всегда более привлекательна, чем перспектива отпущения грехов. В Задаре была захвачена немалая добыча, в путешествие в Святую Землю в столь малых количествах могло обернуться полноценным фиаско. Разумнее было бы разойтись по домам. Но Константинополю ничего бы не угрожало. И это важно.

Что изменилось бы
Теперь рассмотрим вот какой сценарий. 12 тысяч крестоносцев, каким-то образом, договариваются с Венецией. Захватив Задар, они отбывают именно Египет, чтобы воевать за освобождение Иерусалима. Их шансы на успех в таком предприятии были бы близки к нулю. Окажись они в Святой Земле, и Четвертый крестовый поход точно не стал бы судьбоносным историческим событием. Эту самую судьбоносность ему предал захват Константинополя. При иных обстоятельствах кампания Балдуина и Бонифация стояла бы в одном ряду с Пятым крестовым походом. То была акция с высокой целью, которую, ввиду невозможности этой цели достичь, слегка переработали, превратив в очень локальную задачу, которая и была достигнута.

Тут было бы также. Крестоносцы, при определенном везении, захватили бы какую-нибудь важную крепость, а дальше либо заключили бы мир, либо передали ее какому-нибудь из еще уцелевших христианских государств. Вот и все. Глобально не изменилось бы совершенно ничего. Зато уцелела бы все еще крепкая, пусть и терзаемая политическими дрязгами, Империя. Византия была восстановлена в 1261 году, когда войска Никейской Империи захватили Константинополь и выгнали оттуда потомков крестоносцев. Вот только это была уже не та Византия. Возрожденная Империя утратила и былую военную мощь, и политическое влияние, и финансовую крепость.

Торговая война была проиграна. Итальянские города ушли далеко вперед. Вернуть Константинополь оказалось проще, чем восстановить коммерческие связи со странами Востока. Вернуться на рынок не вышло. Именно тогда, в 1204-м, когда крестоносцы ворвались в Константинополь, Византия и получила удар, от которого уже не смогла оправиться. Те события предопределили печальный конец. В середине XV-го века Византия станет покорной жертвой турок-османов, а на карте Европы появится Османская Империя. Не вонзи крестоносцы нож в спину Византии за 250 лет до этого, и события могли бы пойти по иному сценарию. И, как знать, может быть, и сейчас на карте мира мы видели бы слово Византия.

via


Recent Posts from This Journal

  • Японская тренировка

    Японский доктор Изуми Табата сделал революционное открытие: он установил, какая тренировка дает самые лучшие результаты. Его открытие порадовало…

  • Умные живут больше

    Ученые бьются над вопросом, каким образом взаимосвязаны долгожительство и интеллектуальные способности. Ранее было доказано, что люди с более…

  • Почему так важно знать группу крови?

    Группа крови человека определяется по составу — специфические углеводы и белки формируют разные виды крови. Современная система разделения…

promo analitic august 13, 2015 14:08 9
Buy for 100 tokens
самые дорогие алкогольные напитки мира Эль Vieille Bon Secours 1200 долларов за 12-литровую бутылку. Коктейль Уинстон 14 000 долларов за один коктейль. Всё верно – один коктейль стоит как курс обучения в приличном университете. Видимо, у этого парня уже есть хорошее образование Ром…

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
mazzarino
Mar. 15th, 2018 06:22 pm (UTC)
Довольно поверхностно и не точно. Во первых, а какой такой император Оттон Четвертый? Уж не Оттон ли Брауншвейгский, сын Генриха Льва? Так императором он станет только в 1209 году. Пока он числился только германским королем. Причем даже скорее антикоролем, поскольку был еще жив Филипп Швабский, младший сын Фридриха Барбароссы, который имел куда больше прав на корону и тоже короновался германским королем, даже пораньше Оттона.
Во вторых, авторы совсем не учли, ни положения в самой Византии, ни тех связей, которые существовали между императорским домом Ангелов и другими европейскими монархами.
Начать бы надо было еще с 1195 года, когда Алексей Ангел сверг своего брата Исаака, ослепил его и бросил в темницу. Исаак Ангел был один из самых активных императоров поздней Византии. он восстановил византийско-венецианский торговый и военный союз, разорванный Андроником Комнином. Исаак женил одну свою дочь на Романе Волынском(Даниил Галицкий, таким образом, был внуком Исаака), вторую дочь женил на Вильгельме Монферратском, третью выдал за Роже Апулийского. Исаак даже сделал небывалое, подружился с Фридрихом Барбароссой, который помог византийцам избавиться от угрозы Конийского султаната. Гибель Фридриха сильно потрясла Исаака. Когда Ирина, жена Роже Апулийского. овдовела, он приложил максимум усилий для устройства помолвки дочери и Филиппа Швабского. Помолвка была заключена всего за несколько дней до свержения самого Исаака, однако, Филиппу невеста понравилась, потому он не стал разрывать помолвку с принцессой, чей отец был свергнут. Кроме множества дочерей у Исаака был сын, тоже Алексей. Ставший императором Алексей Ангел не стол бросать в темницу племянника, которого и назвали в его честь. Царевич был молод и угрозы не представлял(на тот момент).
Император Алексей повел политику сильно отличавшуюся от той, что проводил брат. Он сумел рассориться с доброй половиной соседей. Если Исаак сглаживал споры с неаполитанцами даже ценой брака дочери с Роже Апулийским. Алексей закатил неудачную военную компанию с сицилийскими норманнами, он влез во внутридинастическую распрю в Конийском султанате, поддержав изгнанного царевича Кей-Хосрова,которого даже усыновил(неслыханное дело!). Неудачная компания в Болгарии привела к потере Византией ряда крупных городов. Наконец он даже рассорился с Грузией. Царица Тамара, чьи послы были оскорблены в Византии начала войну против Византии под флагом изгнанных Комнинов. Но, это произошло уже накануне пришествия крестоносцев, о том позже.
mazzarino
Mar. 15th, 2018 06:25 pm (UTC)
Хуже всего, что внутренняя политика Алексея была еще провальнее внешней. Извечная беда Византии, взяточничество, достигла невиданных масштабов. И без того не процветавший народ обнищал окончательно. А император продолжал раздавать награды и поместья своим фаворитам. Хотя Алексей и подтвердил союзный договор с Венецией, но торговый оборот падал год от года. Венецианцы недоумевали, монополия в торговле с Византией переставала быть прибыльной. На этом фоне вспыхивают восстания за восстаниями. То мятеж подняли аристократы из уцелевших Комнинов(мятеж Иоанна Толстого), то отдельные провинции пытаются уйти из под власти Константинополя.
На этом фоне в 1202 году бежал повзрослевший царевич Алексей, сын свергнутого Исаака. При помощи своего учителя ему удается бежать из под надзора во дворце и отправиться в Германию. Дело вполне естественное, что царевич отправился к сестре. В Германии Алексей обратился за помощью к Филиппу и Ирине. Однако, положение самого Филиппа было очень шатким. Постоянная борьба с Оттоном занимала все время. Папа, у которого настроение было непостоянным как флюгер, поддерживая то Оттона, то Филиппа, только возмущал настроения в Германии. У Филиппа не было возможности выделить, хоть какое то войско шурину. Но тут он припомнил о крестоносцах, половина которых торчала в Заре, а другая на Бари. Положение крестоносцев было ни ахти. С одной стороны, разграбив Зару в угоду Венеции, они возмутили Рим, однако денег платить венецианцам не хватало.Но еще хуже было то, что переговоры с египетским султаном Сайф ад-Дином зашли в тупик. Крестоносцы старались склонить его к совместному нападению на Дамасский султанат , но султан был сторонником общего примирения, как между наследниками Салах-эд-дина, так и с крестоносцами. На подарки султану и подкуп его визирей ушла львиная часть денег, и без толку. В этот момент к крестоносцам в Зару заявился царевич Алексей. Его переправили на Бари, где находился штаб крестоносцев. Там Алексей встретил нового главу крестоносцев, вместо недавно умершего Тибо Шампанского. Им был Бонифаций Монферратский, брат Вильгельма Монферратского, зятя Исаака и Алексея. К тому времени, ни Вильгельма, ни его жены не было уже в живых. Тем не менее, Бонифаций принял Алексея, как родного. Он сам бывал в Константинополе при дворе императора,и вообще то Исаак именно его хотел видеть мужем своей дочери, настолько Бонифаций ему понравился. Но он был уже женат, а Вильгельм не так давно овдовел. Бонифаций предложил Исааку в зятья своего брата. Алексей, заливавшийся соловьём. расписывая ужасы творимые дядюшкой, без большого труда склонил Бонифация к походу на Константинополь. Да Бонифаций и сам понимал, что держать большую армию крестоносцев без дела бесконечно невозможно. Алексей подкреплял свои просьбы абсолютно нереальными обещаниями выплатить крестоносцам гигантскую сумму денег и лично с византийской армией принять участие в походе за освобождение Святой Земли. Но необходимо было привлечь к делу и венецианцев. Те сами понимали выгоду от сделки. Усадить юного и неопытного Алексея в Константинополе и через него самим управлять всей торговлей Византии, это было верхом мечтаний. Царевич Алексей наобещал и венецианцам золотые горы. Поход состоялся. Совершенно не исключено, что он согласовывался с действиями грузинской армии, поскольку венецианские корабли подошли к Константинополю ровно через полтора месяца после выступления грузин в Трапезунд и начала победоносного продвижения царевичей Комнинов к Вифании.Император Алексей, отправивший армию воевать с грузинами, оказался без защиты. Константинопольцы, доведенные нелепым управлением последних восьми лет буквально "до ручки", и не помышляли оказывать активное сопротивление крестоносцам. Император Алексей удрал, прихватив остатки казны. Константинопольцы сами вытащили из темницы слепого Исаака и открыли ворота перед царевичем и крестоносцами.
mazzarino
Mar. 15th, 2018 06:25 pm (UTC)
Пришло время делать расчет. Первые месяцы отношения царевича, которого Исаак сделал своим соправителем, и крестоносцев складывались гладко. Алексей использовал крестоносное войско для подавления недовольных. Но терпение крестоносцев не было бесконечным, а торчать под Константинополем без дела было немногим лучше, чем сидеть в Заре или на Бари. Крестоносцы начали требовать расчет. Но Алексей уже сообразил, что в свое время наобещал чрезмерно, а дядюшка опустошил казну подчистую. Византийские аристократы делиться с Алексеем не собирались - сам обещал, сам и расплачивайся. Напряжение между крестоносным войском и Алексеем росло. Тут еще добавилось и недовольство горожан. Праздно шатающиеся солдаты спокойствия городу не добавляли, да еще раз они подпалили дома турецкого квартала, огонь перекинулся и на дома христиан. Горожане взбунтовались. За этим последовало крупное объяснение между Алексеем и вождями крестоносцев. вылившееся в ругань. Наконец крестоносцы отправили к Алексею депутацию вождей с четким требованием -мы тебя посадили на престол, теперь гони монету. Переговоры вылились в еще больший скандал, закончившийся взаимными оскорблениями. В итоге Дандоло открыто заявил Алексею, как мы тебя сделали императором, так и сбросим. Крестоносцы перешли к плановой осаде Константинополя. Хотя она шла вяло. Штурмовать город крестоносцы не хотели, да и погода не располагала, был конец декабря, лили дожди. Горожане вылазок тоже не предпринимали, ограничившись одной попыткой спалить флот крестоносцев. В итоге сгорел всего один торговый корабль, но груженный провиантом. Дела крестоносцев пошли еще хуже.
Однако, в январе 1204 года в самом Константинополе и произошло то, что предрешило весь исход дела. Алексей Дука, прозванный Мурзуфулом, устроил переворот, были убиты Исаак и царевич Алексей. Императором провозглашен сам Мурзуфул. Когда до крестоносцев дошла эта весть они сами поняли, что оказались в огромном капкане. Просто сидеть и вымогать деньги было уже не из кого. Царевич Алексей погиб, а Мурзуфул им никаких денег не обещал. Возвращаться в Европу было еще хуже, мало того, что папа был а них зол за Зару. так весть, что они пошли на Константинопль вопреки всем его запретам и интердиктам, привела его в бешенство. Но самое худшее было то, что в итоге всех их неуклюжих действий погибли отец и брат германской королевы. Ирина считалась одной из самых красивых и добрых женщин Германии. Филипп очень ценил этот брак. Возвращение в такой ситуации, да еще когда флюгер папы в очередной раз повернулся в сторону Филиппа, сулило большие беды. Филипп хоть и был младшим сыном великого Барбароссы, но когда давал себе труд влезть на коня и вытащить из ножен меч, бывал весьма крут. Тем более от его гнева не защитили бы ни Папа, ни Оттон, ни французский король Филипп-Август, сестру которого они, как получалось, бросали на произвол судьбы. Анна(Агнесса), родная сестра Филиппа Августа, была выдана замуж за юного императора Алексея Комнина, после его убийства на ней женился Андроник, после его смерти Анна сошлась со стратегом Федором Враной, фаворитом императора Алексея Ангела. В правление Алексея Анна открыто жила при дворе, часто появляясь с императрицей Ефросиньей и Федором. После бегства Алексея и Ефросиньи, и реставрации Исаака Анна оставалась в Константинополе и часто встречалась с крестоносцами, некоторые из коих были её родственниками. А после смерти Исаака и Алексея получалось, что она оставалась в руках узурпатора Мурзуфула. Бросать её в неизвестности для крестоносцев означало еще и испортить отношения с королем Филиппом Августом, а многие из крестоносцев были его подданными.
Помимо прочего, ни одна из целей, которую ставили крестоносцы, а именно заработать монету и восстановить торговлю. достигнута не была.
На совете, собранном крестоносцами обсуждались две вещи, как относиться к убийству Алексея и Исаака, и как теперь возвращаться в Европу, где ядом исходится папа, да и гнев двух могущественных королей весьма ожидаем. Было принято решение штурмовать Константинополь и отправить послание в Рим, что это делается во славу церкви. дабы хоть этим смягчить папу. На требование Мурзуфула, чтобы они убирались был отправлен ответ, что с убийцей своих государей в переговоры не вступают. За тем был начат штурм. последствия коего известны...
mazzarino
Mar. 15th, 2018 06:54 pm (UTC)
Общий вывод: авторы статьи подменили причины и следствия.
Даже оставляя за скобками той немаловажный факт, что крестоносцев притащил к Константинополю вполне византийский царевич Алексей Ангел. Авторы как то забывают про главного инициатора всего действа.
Даже не обращая внимание на подтасовку авторов, умолчавших. что непосредственной причиной штурма явилась смерть Исаака и Алексея. Вполне определенно, крестоносцы собирались заниматься вымогательством и сидеть под Константинополем долго. А вот штурмовать город при живых Исааке и Алексее они б никогда не осмелились.

Вполне определенно, что основной причиной, побудившей венецианцев принять участие в походе на Константинополь был уже свершившийся факт развала византийской торговли. Это упадок торговли в правление узурпатора Алексея Ангела привел к судорожным попыткам её реанимации, путем, как тогда казалось самого простого, реставрации разумного императора Исаака и юного царевича Алексея, а вовсе не то, как описывают авторы, что поход стал причиной упадка.
( 4 comments — Leave a comment )
Мы в социальных сетях:







Яндекс.Метрика





Page Summary

Tags