?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

1111

В конце мая далекого 1905 года в спальне двухэтажного особняка во французских Каннах было найдено тело скандально знаменитого русского миллионера Саввы Морозова. 44-летний мужчина лежал на кровати на спине. Грудь его была прострелена. Глаза покойника были закрыты.

Несколько странностей привлекло внимание полиции. Браунинг Морозова лежал у его правой руки. А вот следы пороха были обнаружены почему-то на левой ладони, хотя левшой он не был. Пуля, извлеченная из тела, не совпадала по калибру с браунингом. Отпечатков пальцев на оружии вообще не нашли. Обнаружили записку «В смерти моей прошу никого не винить», но написана она была не его почерком.

Что же случилось с легендарным миллионщиком?

Могущественный клан Морозовых представлял собой странный микст новых технологий и диких суеверий, широчайшей благотворительности и беспощадной эксплуатации.
Семья строила современные ткацкие фабрики, заводила для них хлопковые плантации в Средней Азии, теснила на мировом рынке самих англичан. А в доме продолжали креститься двуперстно и бить смертным боем подростков за тайком выкуренную папироску.

Живым воплощением этих контрастов стал представитель третьего поколения предпринимателей — Савва Морозов. Он свободно говорил по-английски и по-немецки, отучился в Кембридже, был всесторонне образованным человеком. Его тонкий художественный вкус отмечали все интеллектуалы того времени.

Он спонсировал и продвигал артистов, художников и архитекторов, вошедших в историю, — Станиславского, Шехтеля, Левитана. Он дружил с министром финансов Витте — одним из умнейших людей своего времени.

Однако этот утонченный эстет кутил, гулял и играл в карты как типичный купчик. Сутками напролет зажигал с цыганками, разбрасывая им сотенные ассигнации. Менял любовниц как перчатки.

Чистокровные его рысаки славились по всей России. На Нижегородской ярмарке Морозов заказывал шампанское дюжинами, сливал его в ведра и поил своих лошадей — на виду у всей честной публики.

Жену свою, бывшую работницу, одевал с такой кричащей роскошью, что обидел саму императрицу. На одном из приемов Зиновия Морозова явилась в платье с шлейфом такой же длины, как у Александры Федоровны. А ее бриллиантовая диадема и роскошный букет оказались еще лучше, чем у царицы. С тех пор чету предпринимателей не жаловали при дворе.

С фотографий той поры на нас смотрит самоуверенный коренастый субъект с татарскими скулами и волевым взглядом маленьких умных глаз. Однако за этим фасадом таились многочисленные страхи. Самоуверенный олигарх был на самом деле неврастеником и декадентом. Он не просто ждал революцию, а активно ее приближал, так как ненавидел государственный и общественный строй страны.
Бунт Морозова против государства был еще и бунтом против матери. И в сорок лет он не смел закурить в ее присутствии. А все дела был вынужден вести под ее неусыпным контролем. Натурально, при такой опеке он остался вечным подростком. И с детским совершенно задором стал открыто поддерживать большевиков.

Он укрывал подпольщиков у себя дома и нанимал их на работу. Перевозил шрифт для типографии и нелегальную литературу. Финансировал издание газеты «Искра».

Еще одной отдушиной для Морозова был театр. Но тут-то и ждала его засада.

Однажды Морозов пришел на спектакль к начинающему режиссеру Константину Алексееву, с которым они дружили еще с гимназии. За кулисами его маленького театра Морозов и познакомился с актрисой Марией Андреевой.

Это была поразительная женщина. Она взяла псевдоним Андреева и с помощью денег пожилого мужа и своих светских связей решила покорить Москву. Для дебюта она выбрала бедный, но прогрессивный Художественный театр. Встретив ее там, Морозов в одночасье влюбился и взял на содержание и Андрееву, и театр, и Станиславского с Немировичем-Данченко.

Огромные суммы каждый год уходили на декорации и костюмы, на гонорары авторам и расходы по содержанию театра. А еще Морозов регулярно отдавал Андреевой десятки тысяч рублей, которые она передавала большевикам.

Да-да, эта богатая светская дама, известная актриса, первая красавица Москвы, была одним из старейших членов РСДРП, активно участвовала в подпольной работе и обеспечивала партию бесперебойными финансовыми поступлениями.

Ее лучшими друзьями были Кржижановский, Красин, Бауман. Ленин восторгался ее способностями и прозвал ее Товарищ Феномен.

Увы, в 1903 году Андреева влюбилась в друга Морозова, драматурга МХТ Максима Горького, и начала открыто с ним сожительствовать. Что подумал Морозов, сказать трудно, но он продолжал спонсировать актрису и дружить с писателем, но впал в депрессию.

Очень тяжело на него подействовало Кровавое воскресенье. Он знал о готовящемся расстреле рабочих, просил знакомых сановников как-то повлиять на царя и не допустить расправы, но ничего не добился.

Незадолго до этого Морозов последний раз предложил совету пайщиков ввести 9-часовой рабочий день и отпуска по болезни, разрешить рабочим создавать профсоюзы и участвовать в забастовках.

Однако мать высмеяла его и отстранила от должности управляющего. Родственники распустили слух, что он сошел с ума. Начали травить Морозова и газеты.
Подавленный Морозов весной 1905 года едет за границу. Может, он и впрямь планировал самоубийство? Но незадолго до отъезда он выписал страховой полис на сто тысяч рублей на имя Марии Андреевой. Она должна была получить их после его смерти.

Красин в это время скрывался за границей. Незадолго до гибели Морозова он встретился с ним в Виши. Для лихого боевика Красина было совсем нетрудно подобраться в Каннах к Морозову и отправить его на тот свет. Впрочем, прямых доказательств этому так и не нашлось.

Тело Морозова перевезли в Москву и похоронили на знаменитом старообрядческом Рогожском кладбище. Ни Горький, ни Андреева на похороны не пришли. Зато Андреева успешно обналичила морозовский полис. Тысячу она отдала адвокату за услуги, 60 тысяч передала на нужды партии, 15 тысяч потратила на долги Горького, 24 тысячи оставила себе.

А Горький написал о Морозове прочувствованный мемуар и придумал легенду, будто его рабочие верят, что их хозяин не умер, а ушел в народ и теперь скитается по фабрикам и учит людей, как правильно жить.

via

Recent Posts from This Journal

promo analitic august 13, 2015 14:08 9
Buy for 100 tokens
самые дорогие алкогольные напитки мира Эль Vieille Bon Secours 1200 долларов за 12-литровую бутылку. Коктейль Уинстон 14 000 долларов за один коктейль. Всё верно – один коктейль стоит как курс обучения в приличном университете. Видимо, у этого парня уже есть хорошее образование Ром…

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
al_firsov
Jun. 4th, 2018 01:51 pm (UTC)
Если Красин (или кто другой из партии, но знакомых с Морозовым) знал, про наследство для Андреевой, про то, что она отдаст большую часть партии, и полагал, что партия нуждается в этих деньгах, то что могло ему помешать?
Это более легкие деньги для партии, чем просить их у германского генштаба под военные условия или банк грабить.
А следы пороха на левой - так в последний момент Морозов мог пытаться схватить правую руку убийцы.
evening_cowboy
Jun. 4th, 2018 02:13 pm (UTC)
бедняга)
( 2 comments — Leave a comment )
Мы в социальных сетях:







Яндекс.Метрика





Tags