Аналитик (analitic) wrote,
Аналитик
analitic

Categories:

Как умереть назло врагам. Ноу-хау Парагвайской войны

Бывают войны, которые называют вооруженными конфликтами или антитеррористическими операциями. Две мировые войны были названы покойным Куртом Воннегутом «неудачными попытками цивилизации покончить с собой», а в годы Холодной войны почти каждая советская семья обзавелась холодильником. Что же касается Великой Парагвайской войны 1864 – 1870 годов, то её в дискуссиях предпочитают именовать не войной, а бойней. Или резнёй. Став апофеозом людской жестокости, эта бойня-резня навсегда изменила судьбу втянутых в неё стран и братских по многим качествам народов Южной Америки. Урок же мир вынес вот такой: не стоит нападать на страну, население которой в десятки раз больше. Тем более, на две или три таких страны сразу. При этом наполеоны и пирры продолжили рождаться и совершать ошибки на всех широтах во все последовавшие за кошмаром Парагвая времена.



Звали человека с наполеоновскими грёзами Франциско Солано Лопес, право вести войны он получил по наследству. Генерал с детских лет, всенародно любимый президент и фактический владелец страны Парагвай стал главным человеком в стране после кончины папаши в 1862 году.



В это время в США бушевала гражданская война, Франция билась с Мексикой и добивала Вьетнам, чего-то бравого не хватало югу Нового Света, где границы меж молодыми державами не отличались точностью, что вызывало аппетит у правителей, которым всегда и всего мало. И вот, Парагвай, не имеющий выхода к морю, начал строить и оснащать собственный флот, заодно заказав дорогие броненосные корабли в Европе.

Спустя 8 лет маршал-президент Франциско Лопес подпишет смертные приговоры своим сестрам и матери, но не доживет до их исполнения. 28 февраля 1870 года Лопес получил смертельное ранение, преодолевая с мечом и своим верным отрядом в две сотни бойцов реку Акидабан, пытаясь убежать от наступавших бразильских солдат. Перед смертью 43-летний диктатор выкрикнул «Я умираю за свою страну». С пальца трупа сняли кольцо «всевластия» с надписью «Победи или умри». Любимую женщину заставили хоронить Лопеса голыми руками.



Эта сцена была финальной в войне Парагвая против Тройственного альянса, которая голодом, болезнями, бардаком и пулями убила 60% населения Парагвая, в том числе 90% мужчин. С тех-то пор Парагвай и перестал зарабатывать на мате.



В середине позапрошлого века Бразилия была монархией с императором на троне, опиравшимся на немногочисленную элиту, заодно – самой большой и могучей страной на континенте. Аргентиной понукала олигархия, власть и земли поделили между собой крупные землевладельцы. А Парагвай, самая сухопутная из стран региона, увлекавшаяся изоляционизмом и поголовно грамотная, последовал модели откровенно диктаторского режима. Между Аргентиной и Бразилией трепетал небольшой такой Уругвайчик, внутри коего непрестанно дрались за власть «белые» да «колорады», и вторых поддерживал северный суперсосед.

Молодому и честолюбивому до неадекватности, наследному диктатору Франциско Лопесу рифма «Парагвай – Уругвай» казалась перспективной в плане выхода в океан. Поэтому, когда Бразилия пригрозила Уругваю интервенцией в 1864 году, увлекшийся милитаризмом Лопес выдвинул бразильцам ультиматум, коим те «подтерлись» и вошли-таки в Уругвай. За это парагвайцы задержали в водах реки Парагвай бразильский военный корабль, а через месяц напали на Бразилию с севера, атаковав тремя тысячами солдат провинцию Мату-Гроссу. Всего же в армию в том году Лопес и его военачальники призвали 64 тысячи мужчин, а её общая численность превышала сотню тысяч. В это время на юге бразильцы успешно взяли под контроль Уругвай и «выбрали» нужного им тамошнего президента, Венансио Флореса.

В начале 1865 года у Лопеса созрела идея попросить разрешения у Аргентины впустить на свою территорию парагвайские войска, чтобы помочь уругвайской оппозиции остановить бразильцев. Когда Аргентина отказала, Лопес объявил войну и ей, вскоре Бразилия, Аргентина и Уругвай стали Тройственным альянсом, а некоторым геополитикам понравилась идея ликвидировать оборзевший Парагвай как государство.



Далее трагедия войны была сыграна в трех действиях. Иными словами, имела три фазы. Если бы вдруг у руля Парагвая оказался адекватный человек, он бы капитулировал, не дожидаясь мародёров в столице и пейзажей, заваленных мертвецами.



Но в начале первого действия бойни казалось, что свыше 50 тысяч человек, готовых идти в бой за Парагвай – это круче, чем 26 тысяч солдат вражеского альянса. Парагвайские милитаристы вторглись к соседям, что-то захватили и возрадовались, ввязались в несколько битв с аргентинцами и бразильцами, которые проиграли.

Во второй фазе, с 1866 по 1868 год, война велась на территории Парагвая. Два года можно было бы сократить до двух месяцев, кабы у войск альянса возникло желание нанести один решающий удар и поделить Парагвай так, как хотелось бы. Но альянс не спешил, ибо ни солдатам, ни генералам не хотелось проливать кровь. Все неминуемые бои с парагвайцами, кроме одного, выиграли интервенты. Все они происходили на берегах рек, где стояли армейские форты.

В финальном акте бразильцы взяли Асунсьон и война сделалась партизанской, тлея до гибели национального героя Франциско Лопеса, словно была его сном.

Бразильцы стремились сохранить личный состав, берегли солдат, а воины Парагвая под командованием дилетантов воевали до последнего. В итоге альянс потерял 71 тысячу человек, а Парагвай – более 300 тысяч (некоторые говорят, что миллион с чем-то). Большинство потерь не назовёшь смертями храбрых. Это погибель от холеры и других болезней, от истощения или перегрева, от пуль или даже стрел своих же собратьев по оружию. Парагвайские офицеры нередко отправляли рекрутов в бой без оружия. Дескать, возьмете у убитых товарищей. Индейцев с ножами могли отправить против кавалерии, а в конце войны, когда мужчин призывного возраста в Парагвае почти не осталось, стали, как водится, призывать на передовую детей. В основном, голодных и перепуганных.



То, что война продолжалась так долго и унесла столько жизней, – следствие неспособности парагвайских командиров и пропагандистов трезво видеть реальность и признавать поражения. Проигрывая одно сражение за другим, они предпочитали умереть, нежели сдаться. Потому что даже за разговоры о сдаче в плен убивали свои же «политруки».

Когда Парагвай призывал на войну детей от 9 до 15 лет, вооруженных копьями и муляжами ружей, и отправлял мальчиков на передовую, взрослые бразильские солдаты отказывались их убивать, но их командиры знали одно: победить – значит, уничтожить всю армию врага, даже «потешную» и обуянную паранойей.

Можно подумать, что причиной Великой Парагвайской бойни стали наполеоновские планы самодура при неограниченной власти. Но главными факторами были политические различия между участниками побоищ, нечеткие границы между государствами и отсутствие здравомыслящей дипломатии.

Парагвай после войны на карте мира оставили, раздав большие куски территории победителям – Аргентине и Бразилии. Тридцать тысяч солдат альянса, заняв парагвайскую столицу Асунсьон, разграбили дочиста 100% зданий в некогда гордом городе, включая посольства европейских империй. Ментальное здравие парагвайского народа (умирающего, но не сдающегося) подорвалось надолго.

Оставшимся в живых парагвайцам казалось, будто конец света уже наступил, а страна получила пожизненное право во всех неудачах винить войну 1860-х годов. Правда, выбрала – не без переворота – нового президента, на сей раз не диктатора. Еще семь десятков лет Парагвай выплачивал, плача, контрибуцию победителям. Странное знакомство страны с европейскими нацистами и латиноамериканскими фашистами произошло менее, чем век спустя, но это другая история.
via.
Tags: бразилия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo analitic сентябрь 18, 2015 18:21 4
Buy for 20 tokens
Как известно, бессчетное количество безнадзорных и бездомных животных, чью численность никто не контролирует, возникло благодаря совершенно равнодушному к этому вопросу правительству. Бродячие стаи собак абсолютно комфортно чувствуют себя в условиях современных мегаполисов, став неотъемлемой частью…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments