Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Лёха, Серёга, Вовка: тайна русских уменьшительных имен

У греческих имен непростая судьба на Руси. Да и у латинских тоже. И у еврейских... Благородные имена святых подвижников – Сергий, Александр, Владимир, Николай – в народной ономастике неизбежно мутируют в Серегу, Сашку, Вовку и Колю.



От обычая этого люди начинают прибегать к германским, нецерковным, именам. Все эти Роберты, Генрихи, Артуры – настоящие баловни судьбы. Как правило, их называют в полном объеме. Звучат они благородно, добавляют индивидуальности. Однако с точки зрения Православия они не дают главного – святого «тезки» на небе.
Collapse )
promo analitic september 18, 2015 18:21 4
Buy for 20 tokens
Как известно, бессчетное количество безнадзорных и бездомных животных, чью численность никто не контролирует, возникло благодаря совершенно равнодушному к этому вопросу правительству. Бродячие стаи собак абсолютно комфортно чувствуют себя в условиях современных мегаполисов, став неотъемлемой частью…

Первый город Ассирии

Screenshot_75

Ашшур был первым городом, построенным ассирийцами. Его назвали в честь племенного бога Ашшура, который был их покровителем. Город имел выгодное торговое расположение и вскоре расцвел. Со временем он стал столицей сформировавшегося вокруг него могущественного древнего государства.

Ухудшение климата на Аравийском полуострове во второй половине 3 тысячелетия до н. э. привело к тому, что многие семитские племена стали переселяться к среднему течению Евфрата. Ассирийцы были северной группой семитских племен. Первый город они построили на правом берегу Тигра у Нижнего Заба. Это было очень выгодным положением для города, поскольку он представлял собой естественную крепость на скалистом берегу, защищенную с одной стороны рекой. Город был назван в честь племенного бога Ашшура, который поначалу был богом-покровителем охоты и изображался вместе с быками. Но постепенно город стал расти и все чаще подвергался военным угрозам, поэтому образ бога тоже трансформировался в покровителя воинов, был наделен регалиями творца вселенной и отца богов.

До XV века до н. э. ставшие впоследствии крупными ассирийские города не представляли собой единого политического целого. Ашшур был поначалу центром небольшого торгового государства и ведущую роль в нем играли купцы. Город быстро стал развиваться, через него ввозили лес и металл в Месопотамию. Постепенно ассирийские торговцы и ростовщики проникли в Малую Азию и основали там свои торговые колонии. Конечно, богатый город стал постоянно подвергаться набегам, купцам приходилось браться за оружие и защищать свои товары, жители города тоже вынуждены были обороняться.

В VIII-VII веках до н. э. город уже представлял собой настоящую крепость. Мастера Ашшура отличались высокой техникой строительства. Город был обнесен 15−18-метровыми стенами из сырцового кирпича. Их толщина достигала 6 метров, а снаружи они были покрыты глиной. На вершине стены украшали зубцы из цветных поливных кирпичей. По внешней линии стены через каждые 20 метров стояли башни-контрфорсы. Наружные ворота охранялись фланкирующими башнями. Кроме того, попасть в Ашшур было не так уж просто. Пройдя через первые ворота человек попадал в длинное помещение, которое заканчивалось внутренними воротами с несколькими отсеками.
Collapse )

Лёха, Серёга, Вовка: тайна русских уменьшительных имен

У греческих имен непростая судьба на Руси. Да и у латинских тоже. И у еврейских... Благородные имена святых подвижников – Сергий, Александр, Владимир, Николай – в народной ономастике неизбежно мутируют в Серегу, Сашку, Вовку и Колю.



От обычая этого люди начинают прибегать к германским, нецерковным, именам. Все эти Роберты, Генрихи, Артуры – настоящие баловни судьбы. Как правило, их называют в полном объеме. Звучат они благородно, добавляют индивидуальности. Однако с точки зрения Православия они не дают главного – святого «тезки» на небе.
Collapse )

Что такое прелесть на самом деле



Согласно словарю Сергея Ожегова, слово «прелесть» обозначает нечто очаровательное, внешне привлекательное, манящее. Современные люди привыкли к такому значению и даже не догадываются о том, что в старину о «прелести» не принято было говорить вслух.
И дело тут не в каком-то тайном эротическом подтексте, а в церковном запрете на богохульные высказывания.

Церковный запрет
Существительное «прелесть» произошло от слияния частицы пре- и корня -лесть-. В церковнославянском языке оно использовалось как глагол «прѣльстити» в значении «соблазнить», «совратить дьявольскими хитростями».


Collapse )

Молится о дожде



В одном городе приключилась засуха. Лето было в разгаре, и городской священник созвал всех утром в храм молиться о дожде. Пришел весь город, и весь город смеялся над одним ребенком. Ребенок пришел с зонтиком. Каждый смеялся над ним и говорил:
— Дурачок, зачем ты притащил зонтик? Потеряешь, дождя не будет
Collapse )

Зачем русскому борода?



Сила Руси – в ее народе. Сила народа, по крайней мере, мужецкого пола, – в его бороде. Так для чего же русскому человеку нужна была хорошая растительность на подбородке?

Чтобы попасть в Царствие Небесное

Патриарх Адриан в конце XVII века написал: «Бог создал человека бородатым: только коты и псы не имеют ее». Все «скобленные» взрослые мужи без разбора отлучались от церкви. Связано это было с тем, что согласно преданию Православный человек должен был по наружности соответствовать образу Христа. Так что гладковыбритым мужчинам вход в Царствие Небесное был заказан.

Чтобы показать свою силу

На Руси мужчин встречали не по одежке, а по бороде. Ее густоте и окладитости. Густая растительность считалась внешним отражением хорошей породы человека, и его мужской силы. Люди с плохо растущей бородой признавались чуть ли не вырожденцами. Безбородые, как правило, оставались в бобылях.

Чтобы сохранить свое достоинство

Честь у русского человека находилась в бороде. Ущерб, нанесенный растительности на подбородке, являлся тягчайшим преступлением против личности. Еще Ярослав Мудрый установил штраф за выдранные волосы в бороде. За вырванный клок провинившийся должен был заплатить государству 12 гривен. При Иоанне Грозном опальные бояре подвергались позорной гражданской казни: у них выщипывали волосы из бороды. Смыть такой позор можно было только в монастыре или подвигом на войне.

Чтобы подчеркнуть свою русскость

Борода считалась даром Господа. И русский народ по этой части был весьма одаренным. Борода была нашим национальным достоянием, которое оберегалось в том числе негласными уставами не вступать в браки с инородцами. Особенно с теми, которых природа не наделила густой растительностью на лице. Согрешивших с «басурманами» легко узнавали по потомству, а точнее – по «козлиным», редким бородам. Несчастных «награждали» статусом «ублюдок» (от слова блуд), и нужно было приложить не мало усилий, чтобы стать полноправным членом общества.

Чтобы иметь гармонию в жизни
Collapse )

Существовал ли на самом деле Иван Дурак



Бог неспроста дураков любит. И дуракам не просто так везёт. Ох, этот Иван: дурак, лентяй, грязнуля. И за что только этот непрактичный, лишний человек становится главным сказочным счастливцем?
Почему все кому ни лень помогают ему? Почему прекрасная царевна влюбляется в него?.. Да не просто влюбляется, а выходит замуж и на свадебном пиру вытирает дураку-мужу текущие тремя ручьями сопли?!
Смеха ради
Collapse )

Чем крестоносцам не угодили христианские страны



Во всех своих восьми походах «воины креста» были одержимы, прежде всего, перспективой обретения личной выгоды. «Конкистадоры в панцире железном», подталкиваемые папской идеологией, громили иноземные государства в надежде укрепить свое финансовое могущество.
Collapse )

10 фактов о Фоме Аквинском

Screenshot_4

1. О происхождении и невыгодном родстве
Фома Аквинский (или Аквинат; 1225–1274) был сыном графа Ландольфо д’Аквино и племянником графа Томмазо д’Ачерра, великого юстициария Сицилийского королевства (то есть первого из королевских советников, ведающего судом и финансами), а также троюродным братом Фридриха II Штауфена. Родство с императором, который, стремясь подчинить своему влиянию всю Италию, постоянно боролся с римскими папами, не могло не сослужить дурную службу молодому богослову — несмотря на открытый и даже демонстративный конфликт Аквината с семьей и на то, что он вступил в верный папству орден доминиканцев. В 1277 году часть тезисов Фомы была осуждена епископом Парижа и церковью — видимо, в основном по политическим причинам. Впоследствии эти тезисы стали общепринятыми.

2. О школьном прозвище
Фома Аквинский отличался высоким ростом, грузностью и неповоротливостью. Считается также, что ему была присуща кротость, чрезмерная даже для монашеского смирения. Во время дискуссий, которые проводил его наставник, теолог и доминиканец Альберт Великий, Фома высказывался редко, и другие студенты посмеивались над ним, называя Сицилийским Быком (хотя родом он был из Неаполя, а не с Сицилии). Альберту Великому приписывается пророческая реплика, якобы произнесенная, чтобы усмирить дразнивших Фому студентов: «Вы называете его быком? Говорю вам, этот бык взревет так громко, что рев его оглушит мир».

Посмертно Аквинат был удостоен множества других, более лестных прозвищ: его называют «ангельским наставником», «всеобщим наставником» и «князем философов».

3. О мнемонических приемах
Ранние биографы Фомы Аквинского утверждают, что он обладал изумительной памятью. Еще в школьные годы он запоминал все, что говорил учитель, а позже, в Кельне, развивал свою память под руководством того же Альберта Великого. Собрание изречений отцов церкви о четырех Евангелиях, подготовленное им для папы Урбана, было составлено из того, что он запомнил, просматривая, но не переписывая рукописи в различных монастырях. Его память, по мнению современников, обладала такой силой и цепкостью, что в ней сохранялось все, что ему доводилось прочитать.

Память для Фомы Аквинского, как и для Альберта Великого, была частью добродетели благоразумия, которую следовало пестовать и развивать. Для этого Фома сформулировал ряд мнемонических правил, которые описал в комментарии к трактату Аристотеля «О памяти и припоминании» и в «Сумме теологии»:

— Способность к запоминанию расположена в «чувствительной» части души и связана с телом. Поэтому «чувственные вещи более доступны человеческому познанию». Знания, не связанные «с какими-либо телесными подобиями», легко забываются. Поэтому следует искать «символы, присущие тем вещам, которые нужно запомнить. Они не должны быть слишком известными, поскольку нас более интересуют непривычные вещи, они более глубоко и четко запечатлеваются в душе. <…> Следуя этому, необходимо придумать подобия и образы»  .

— Память подконтрольна рассудку, поэтому второй мнемонический принцип Фомы — «расположить вещи [в памяти] в определенном порядке, чтобы, припомнив одну какую-то черту, можно было бы легко перейти к следующей».

— Память связана с вниманием, поэтому нужно «испытывать привязанность к тому, что нужно запомнить, ведь то, что сильно запечатлелось в душе, не так легко из нее ускользает».

— И наконец, последнее правило — регулярно размышлять о том, что нужно запомнить.

4. О взаимоотношении теологии и философии
Аквинат выделял три типа мудрости, каждый из которых наделен своим «светом истины»: мудрость Благодати, богословскую мудрость (мудрость откровения, использующую разум) и метафизическую мудрость (мудрость разума, постигающую сущность бытия). Исходя из этого, он полагал, что предметом науки являются «истины разума», а предметом теологии — «истины откровения».

Философия, используя свои рациональные методы познания, способна изучать свойства окружающего мира. Догматы веры, доказанные с помощью рационализированных философских доводов (например, догмат о бытии Бога), становятся более понятными человеку и тем самым укрепляют его в вере. И в этом смысле научно-философское знание является серьезной опорой в обосновании христианского вероучения и опровержении критики веры.

Но многие догматы (например, идея о тварности мира, концепции первородного греха, воплощения Христа, воскресения из мертвых, неизбежности Страшного суда и т. п.) не поддаются рациональному обоснованию, поскольку в них отражены сверхъестественные, чудесные качества Бога. Человеческий разум не способен постичь божественный замысел в полном объеме, поэтому истинное, высшее знание науке неподвластно. Бог — это удел сверхразумного познания и, следовательно, предмет теологии.

Впрочем, для Фомы между философией и теологией нет противоречия (как нет его и между «истинами разума» и «истинами откровения»), поскольку философия и познание мира приводят человека к истинам веры. Поэтому, в представлении Фомы Аквинского, изучая вещи и явления природы, истинный ученый прав лишь тогда, когда раскрывает зависимость природы от Бога, когда показывает, как в природе воплощается божественный замысел.

5. Об Аристотеле
Альберт Великий, учитель Фомы Аквинского, был автором первого написанного в Западной Европе комментария к «Никомаховой этике» Аристотеля. Именно он ввел в обиход католического богословия сочинения Аристотеля, до того известные на Западе преимущественно в изложении арабского философа Аверроэса. Альберт показал отсутствие противоречий между учением Аристотеля и христианством.
Collapse )

7 секретов «Ада» Данте

Screenshot_6

Разбитый сосуд, святая Лючия, рухнувший мост — и другие детали, на которые важно обратить внимание, читая «Божественную комедию»

1. Тайна рухнувшего моста
В пятом рву восьмого круга ада (21-я песнь) Данте и Вергилий встречают группу демонов. Их предводитель, Хвостач, говорит, что дальше дороги нет — мост разрушен:

…Дальше не пройти
Вам этим гребнем; и пытать бесплодно:
Шестой обрушен мост, и нет пути.
Чтоб выйти все же, если вам угодно,
Ступайте этим валом, там, где след,
И ближним гребнем выйдете свободно.
Двенадцать сот и шестьдесят шесть лет
Вчера, на пять часов поздней, успело
Протечь с тех пор, как здесь дороги нет.

Слова демона удивляют своей преувеличенной детальностью — зачем Данте и читателям знать о времени обрушения какого-то моста с точностью до часа? Между тем в этих строфах содержится ключ к одной из главных загадок «Божественной комедии» — хронологии дантовского путешествия, о которой Данте нигде не говорит прямо, но которую можно реконструировать на основании разбросанных тут и там намеков.

В первой терцине «Ада» рассказывается, что Данте потерялся в сумрачном лесу, «земную жизнь пройдя до половины». Можно предположить, что мы находимся в районе 1300 года от Рождества Христова: в Средние века считалось, что жизнь длится 70 лет, а Данте родился в 1265 году. Отнимаем от 1300 года 1266 лет, о которых говорит Хвостач, и получается, что мост обрушился примерно в конце земной жизни Христа. Вспомним Евангелие, где написано, что в момент смерти Иисуса произошло сильнейшее землетрясение — судя по всему, оно и разрушило мост. Если добавить к этим соображениям сообщение евангелиста Луки о том, что Христос умер в полдень, и отсчитать пять часов назад, становится ясно, что разговор о мосте происходит в 7 утра 26 марта 1300 года — через 1266 лет и без пяти часов день после смерти Христа на кресте (Данте думал, что она произошла 25 марта 34 года).

Учтя все остальные временные указания «Комедии» (смены дня и ночи, расположение звезд), мы можем установить, что путешествие Данте в загробный мир длилось неделю с 25 по 31 марта 1300 года.

Эта дата выбрана неслучайно. В 1300 году папа Бонифаций VIII объявил первый в истории церкви юбилейный год: было обещано, что каждые сто лет каждый верующий, совершивший паломничество в Рим и посетивший соборы Святого Петра и Апостола Павла, получит полное отпущение грехов. Вполне вероятно, что весной юбилейного года Данте отправился в Рим посетить могилы апостолов — во всяком случае, строки 18-й песни звучат как описание очевидца:

Так римляне, чтобы наплыв толпы,
В год юбилея, не привел к затору,
Разгородили мост на две тропы,
И по одной народ идет к собору,
Взгляд обращая к замковой стене,
А по другой идут навстречу, в гору.

Там-то, в юбилейном Риме, и могло свершиться чудесное паломничество в загробный мир. День начала паломничества, 25 марта, несет еще ряд смыслов: 25 марта Господь создал мир; 25 марта, за девять месяцев до Рождества, воплотился Христос. Кроме того, во Флоренции именно с этого дня начинался отсчет нового года.

Данте приступил к «Комедии» через несколько лет после предполагаемой даты загробного путешествия (первые наброски относятся, возможно, к 1302 году, но полноценная работа над поэмой продолжалась с 1306–1307 годов и до смерти поэта). Работая над поэмой из «будущего», Данте наполняет ее впечатляющими пророчествами и предсказаниями.

2. Тайна святой Лючии
Во второй песни «Ада» Вергилий рассказывает, кто послал его на помощь Данте, погибавшему в сумрачном лесу. Оказывается, это были три прекрасные женщины:

…У трех благословенных жен
Ты в небесах обрел слова защиты
И дивный путь тебе предвозвещен.

Три благословенных жены — это Дева Мария, святая Лючия и Беатриче. Мария (она, впрочем, не названа по имени) рассказала о беде поэта святой Лючии, а та призвала Беатриче. Беатриче — это Биче Портинари, умершая за 10 лет до времени действия «Комедии», любовь юного Данте, которой он посвятил «Новую жизнь». Беатриче не побоялась спуститься из рая в лимб к Вергилию и молить его о помощи. Внимание Марии, главной заступницы за людей перед Господом, к Данте тоже вполне понятно, но при чем здесь святая Лючия?

Святая Лючия в народной традиции считалась покровительницей зрения и помогала при болезнях глаз. Особое отношение Данте к святой Лючии связано с серьезными проблемами со зрением, которые он получил в юности из-за усердного чтения. Данте рассказывает об этом в «Пире»: «Утомив зрение упорным чтением, я настолько ослабил свои зрительные способности, что все светила казались мне окруженными какой-то дымкой». Не исключено, что и Беатриче была почитательницей святой Лючии: дом, в котором она жила после замужества, примыкал к церкви Святой Лючии. Так что святая прекрасно подходила на роль посредника между Марией, вознесшейся на небо Беатриче и Данте.

В выборе этого персонажа отражается общий принцип «Комедии»: будучи грандиозным теологическим, философским и поэтическим полотном, она одновременно является рассказом об индивидуальной жизни автора, где каждое поэтическое решение связано с его чувствами, страстями и деталями земного пути.

3. Тайна мусульман
В 28-й песни «Ада» Данте встречает пророка Мухаммеда и праведного халифа Али, терпящих вечную муку как «сеятели раздора и раскола»: во времена Данте считалось, что Магомет был католическим прелатом, отколовшимся от истинной веры, поэтому для Данте он раскольник. Нелестное изображение пророка (описание его мук — одно из самых физиологичных в «Комедии») заработало Данте славу врага ислама («Комедия» даже запрещена в Пакистане).

Как бочка без дна, насквозь продырявлен —
От рта дотуда, где исход фекалий,
Нутром один из них был взору явлен.
Кишки меж колен отвратно свисали,
Виднелось сердце и мешок желудка,
Набитый жвачкой, выпачканный в кале.

Однако отношение Данте к исламу куда сложнее и тоньше. В лимбе среди героев и мудрецов Античности встречаются знаменитые мусульмане: Саладин, султан Египта и борец с крестоносцами, Авиценна и Аверроэс. Эти трое — единственные из обитателей лимба, рожденные после прихода Христа.

Кроме того, считается, что и вся структура поэмы может отражать историю ночного путешествия и вознесения Пророка (исра и мирадж), во время которых Мухаммед предстал перед Аллахом, а также посетил рай и ад, где увидел блаженство праведников и муки грешников. В средневековой арабской традиции существовало множество описаний мираджа — их сходство с «Комедией» впервые обосновал испанский арабист Мигель Асин-Паласиос в 1919 году. Позже стали известны версии этих текстов на романских языках, детально описывающие путешествие Пророка и распространившиеся по Европе из арабской Испании. Эти находки сделали гипотезу о дантовском знакомстве с этой арабской традицией куда более правдоподобной — и сегодня она признается большинством дантоведов.

4. Тайна Эпикура
Все в том же лимбе Данте встречает множество античных философов:

Потом, взглянув на невысокий склон,
Я увидал: учитель тех, кто знает,
Семьей мудролюбивой окружен.
К нему Сократ всех ближе восседает
И с ним Платон; весь сонм всеведца чтит;
Здесь тот, кто мир случайным полагает,
Философ знаменитый Демокрит;
Здесь Диоген, Фалес с Анаксагором,
Зенон, и Эмпедокл, и Гераклит…

В этом списке нет Эпикура, и это неслучайно: ему в «Комедии» уготовано совсем другое место — Данте увидит его могилу в шестом круге ада, где пребывают еретики:
Collapse )